Уважаемые читатели!

В настоящее время Сергей Батаев не является актёром театра имени Вахтангова.

Редакция газеты "Жизнь в стиле Арт" в лице главного редактора Елены Чапленко

приносит извинения за хронологические неточности, допущенные в интервью. 


№1(31) от 31.01.2021


Главное – уметь ждать!..


100 лет ждали в Государственном академическом театре имени Евгения Вахтангова начала нынешнего юбилейного сезона. Его открытие пришлось на разгар пандемии с ношением совсем не театральных масок, ограничением всевозможных поездок и публичных мероприятий. Но умение ждать как раз и заключается в том, чтобы не унывать, не простаивать, но активизировать творческие возможности и находить новые варианты.

Открытие сезона 100-летия театра проходило солнечным сентябрьским днём на Арбате. Духовой оркестр привлекал внимание гостей прекрасным исполнением «светской» музыки. Приглашённым гостям дарили фирменные защитные маски с графическим изображением профиля основателя театра и роскошные белые розы. В назначенный час эти розы были возложены к подножию памятника Евгению Багратионовичу Вахтангову, открытого среди колонн фасада здания. Авторы скульптурной композиции А.И. Рукавишников, М.В. Обрезков и И.Н. Воскресенский посвятили свою работу 100-летию театра.

Сбор труппы, анализ прошедшего сезона и обсуждение планов на будущий сезон происходили в зрительном зале Основной сцены с приглашением гостей и представителей СМИ. Этот щедрый светский праздник в лучших традициях былых времён – с изысканно вежливыми контролёрами, официантами, разносящими лёгкое угощение, эффектной пирамидой бокалов, наполняющихся шампанским будто из водопада – позволил поверить в то, что жизнь готова дарить изобилие и красоту, интеллигентное общение и прекрасное искусство! Просто нужно ещё подождать…

Именно в этот день молодой актёр студии театра имени Вахтангова Сергей Батаев признался себе и коллегам в том, что сбылось его заветное желание.

 

***

 

Сергей Батаев: Я прослушивался в театр Вахтангова семь лет. Для меня это был театр-мечта. Когда я увидел спектакль «Евгений Онегин», я сказал себе: «Буду работать в этом театре и играть в этом спектакле!» Прошло семь лет. Я работаю в этом театре и играю в этом спектакле. У нас в театре всё работает, как швейцарские часы – чётко и точно. Шесть сцен – представляете себе, какой это репертуарище? Всё рассчитать нужно – организационная работа колоссальная. Бывает в один день девять мероприятий! Экскурсии по театру, шесть спектаклей, Арт-кафе… И всё сходится, потому что у нас великолепный современный директор Кирилл Игоревич Крок, аристократ и яркая творческая личность. Мы все его очень любим и уважаем. Напрашивается сравнение Кирилла Игоревича с Владимиром Ивановичем Немировичем-Данченко… А Римаса Владимировича Туминаса, художественного руководителя театра, лауреата Государственной премии России и Национальной премии Литвы – со Станиславским! Тандем у них прекрасный. Никогда не забуду тот вечер, когда художественный руководитель театра талантливый режиссёр и почти небожитель Римас Владимирович Туминас пригласил нас, четверых студийцев, в свой кабинет. Медленно, как бы задумчиво говорит: «Вы можете отказаться, если хотите. Но надо помочь театру. Хотите работать здесь?» Угадайте, что я ответил? Правильно. Для меня это был исключительно важный момент.

 

Ирина Борисова: А помните ли другой важный момент, когда у Вас впервые возникла мысль об актёрской профессии?

 

Сергей Батаев: Да. Абсолютно точно. Это было в седьмом классе. В школе проводился конкурс на лучшую инсценировку рассказа Чехова. Наш класс выбрал «Лошадиную фамилию». Я там играл купца, у которого болит зуб. Работу над образом начал со сценического костюма: обмотался бабушкиным халатом и подвязал челюсть полотенцем, как было принято тогда изображать больной зуб. Успех был оглушительный! Аплодисменты не смолкали! Зрители были восхищены. Но больше всех смеялась наша завуч Вера Сергеевна, которая всегда была прямо-таки эталоном строгой учительницы, боялись её больше, чем директора. Вот тут я выпалил вслух: «Вы видели? Завуч ржала, как лошадь!» И Вера Сергеевна это услышала. Но, правда, ничего не сказала. В тот вечер я впервые и «безнаказанно» испытал наслаждение от успеха, от внимания зрителей. После этого я стал заниматься в школьной театральной студии, активно участвовал в КВН, во всех новогодних праздниках. С седьмого по одиннадцатый класс я играл на всех Ёлках Деда Мороза. Начиная с двадцатых чисел декабря, я не видел ни учёбы, ни отдыха – учил сценарии и носился по Ёлкам вместе с нашими учителями. А в новогоднюю ночь я вёл общегородской праздник в образе Деда Мороза. Поскольку я был школьником, ко мне приставляли милиционера для профилактики, чтобы не обидели гуляющие сограждане. И вот – 11 класс. На выпускной вечер мы должны были подготовить концертные номера. Мы подготовили смешной номер, поставленный исключительно на музыку. В момент выступления музыка отключилась, и я начал вдохновенно импровизировать. Играл Бога, а Бог может всё, и я… позволял себе. Мне очень понравилось импровизировать. Все поняли, что произошёл казус с музыкой, а я лихо выкрутился! В этот день у меня исчезли последние сомнения. Я понял, что буду артистом. Потом, поступая в театральное училище, спрашивал у педагогов только одно: «Я в кино сниматься буду?» Мне отвечали: «Как повезёт…» На это я заявлял: «Если в кино не буду сниматься, то и поступать к вам незачем». Вот, какой наглый был. Это – не видя «живого» спектакля ни разу!

 

Ирина Борисова: Где же начинался Ваш путь к профессии?

 

Сергей Батаев: Помню очень ярко момент вступительных экзаменов в Казанское театральное училище. Меня, парня из деревни, из глухомани спрашивают: «Ты можешь спеть?» Я спел писклявым голосом весёлую песню. Меня попросили спеть басом, баритоном или хотя бы тенором, но я не понимал, чего им надо. Пока не сказали спеть, как Высоцкий. «О, это пожалуйста! Так у нас вся семья его песни наизусть знает!» - сообщил я комиссии. И тут у меня память «заклинило». Несколько минут пел одну фразу: «Жираф большой, ему видней!» Пока не остановили. Расстроился, понял, что провалился, стою в унынии на улице. Но тут вышла на крыльцо председатель приёмной комиссии Татьяна Михайловна Корнюшина, постояла, этак по-киношному, подмигнула мне, и стало ясно, что поступил.

 

Ирина Борисова: Смешная история. Понимаете ли Вы сегодня, почему Вас тогда приняли в училище?

 

Сергей Батаев: Да, теперь понимаю. Я был, мягко говоря, непосредственным, своеобразным и весьма оригинальным. Я был очень честным. И всегда стараюсь таким быть. Верю во всё, что говорю, и окружающие мне верят. Думаю, что именно в театральном училище, как нигде больше, смогли понять мою непосредственность и безыскусность. Именно здесь мне привили ответственность, любовь к профессии. Всегда с благодарностью вспоминаю Татьяну Валентиновну Лядову и Елену Ефимовну Ненашеву – моих первых театральных педагогов. Ко времени выпуска у нас было семь спектаклей, и во всех я играл главные роли. Мастера в меня верили, думаю, не зря!  Потом я учился много где, но фундамент заложен был в Казанском театральном училище.

 

Ирина Борисова: Актёра в основном создаёт сцена, а не учебный класс. Хватило бы одного, но Вы окончили три актёрских факультета. Что Вы искали?

 

Сергей Батаев: Сначала хотел получить высшее образование вообще, и в ГИТИСе в частности. Учась в Казани, потом работая в Твери, я трижды приезжал в Москву на прослушивания, но поступил отнюдь не с первой попытки. Много позже я понял, что можно было учиться на другом факультете, это для актёрской профессии было бы ещё полезней.

 

Ирина Борисова: А в ГИТИСе Вам как-нибудь объясняли, почему Вы не проходите?

 

Сергей Батаев: Да. Говорили, что я готовый артист, которому нужно работать в театре, а не по экзаменам бегать. Верю и понимаю сегодня, что педагоги приёмной комиссии правильно советовали. Но мне хотелось ещё поучиться… По окончании театрального училища, я работал в Тверском ТЮЗе и подрабатывал на радиостанции «Ретро FM», потому что мне всегда хотелось ещё чему-нибудь научиться, чего-то нового попробовать. А потом решил, что пора в Москву. Приехал в столицу в надежде на театральный проект, он не сложился, и я оказался «на улице». Ну и пошёл работать в магазин, в отдел люксовой одежды. Теперь отлично разбираюсь в «тонких материях»… А если серьёзно, то думаю, что для актёра опыт бесценный - продавать одежду. Я старался, продажи в моём отделе были на высоте. Даже была такая история. Одной даме с телевидения я помог одеться, что называется, до основания. Потом она пришла сказать, что вечеринка прошла прекрасно, потом – просто поболтать. Чтобы начальство меня не наказывало за светские беседы, она шла в примерочную, я приносил ей разные костюмы для примерки, делал скидки, и она всё покупала. Только так можно было поговорить на отвлечённые от торговли темы. Эта история закончилась моим поступлением в Академию кинематографического и театрального искусства Н.С. Михалкова. По окончании учебного курса Никита Сергеевич предложил мне продолжать играть поставленные в учебном процессе спектакли. Гуманное предложение, так как надежда утвердиться в актёрской профессии в штате театра для многих из нас была эфемерной. Многие мои друзья и однокурсники сдались и ушли в другую профессию. Я понимаю их. Но всё чаще думаю, что для актёра одно из самых сложных испытаний и главных качеств – умение ждать. Ждать своей роли, своего режиссёра, «своего» кастинга… Но не просто ждать, а работать над развитием собственной личности, профессиональных навыков, жизненных наблюдений. Я играю в театре и снимаюсь в кино пока меньше, чем хотелось бы, но уверен, что и в этом направлении будет движение. Придёт моё время, и буду много сниматься. Умею ждать… и всегда готов встретить удачу. Мастер в ГИТИСе Михаил Вартанович Скандаров говорил нам: «Ребята, у каждого из вас в жизни будет Шанс. Вы должны быть к нему готовы».

 

Ирина Борисова: Ожидание именно в этом и заключается: работать внутри профессии, развиваться как личность. В какой-то степени актёр должен быть равен своему поколению, но это только кажется, он должен быть выше. Согласен?

 

Сергей Батаев: Да, я тоже так понимаю. Личностное наполнение даже маленькой роли должно содержать что-то важное для многих. Артисты развиваются на масштабных ролях: становятся по-человечески лучше, красивее, мудрее, интереснее.

 

Ирина Борисова: Есть ли у Вас ощущение режиссёрского внимания?

 

Сергей Батаев: Пока слабоватое ощущение. Присматриваются. Думают, что из меня можно «достать». Мне бы очень хотелось поработать с нашими великолепными режиссёрами, особенно – с Римасом Владимировичем. Я его считаю гением. Надеюсь, что меня ждёт Оргон в «Тартюфе» Ж.-Б. Мольера – моя роль. Я играл Оргона в дипломном спектакле, и роль не полностью реализована – необходимо вернуться к ней. Знаю, что мог бы сыграть авантюриста Глумова из пьесы Александра Николаевича Островского «На всякого мудреца довольно простоты», есть во мне это…

 

Ирина Борисова: Постепенно реализуется Ваше стремление снимать фильмы и сниматься в кино. Чувствуете разницу в профессиях драматического артиста и киноактёра?

 

Сергей Батаев: Да, разница огромная, хотя не все её признают – разные профессии. На сцену выходишь, и либо делаешь, либо нет. А в кино имеешь право на второй дубль, а то и на 33-й, а после этого будет монтаж, в результате которого все твои дубли полетят в корзину или сильно исказятся по смыслу. А ещё мне нравится снимать кино. Я буду это продолжать. Снял уже три короткометражных фильма. «Старый вояка» показан в День Победы по телеканалу «Культура», «Бойцовая рыбка» практически готова, фильм под рабочим названием «Цирк» ещё в монтаже. Сейчас обдумываю создание полнометражного фильма. Но пока не буду раскрывать подробности.

 

Ирина Борисова: Балансируя между театром и кино, что Вы ищете на этих весах?

 

Сергей Батаев: Отвечу: не хочу себя ограничивать в творчестве. Это не вопрос выбора. Это поиск синтеза… «Смешивать два эти ремесла есть тьма охотников…» И я из их числа. Мне принципиально важно высокое качество результата на обеих чашах весов. Если ты получил роль в кино, удачно отснялся, на тебя пойдут в театр. Примеров много. Изредка бывает, что после удачной роли в театре тебя начинают приглашать в кино.

 

Ирина Борисова: Какую пользу Вы приносите театру Вахтангова?

 

Сергей Батаев: Талисманом работаю. А когда случаются срочные вводы – вообще незаменим. Скромный такой, да? Для меня большую ценность имеет каждая роль, включая всевозможных гостей, стражников, соседей. Но особенно дороги образы Сергея Дягилева в спектакле «Нижинский. Гениальный идиот», Улана в «Евгении Онегине», Никиты в спектакле «Платонов. Рассказы». Я готов много работать, и для меня исключительно важно актёрски состояться в театре Вахтангова. Я понимаю, что к артистам студии относятся осторожно, к нам присматриваются, разгадывают, на что годимся. Гарантий нет никаких. Но человеческое отношение удивительно доброе. Оно вызывает потребность ответить взаимностью, как-то выразить благодарность… Мне кажется просто бесценным то, что атмосфера в театре хорошая. Вообще театр Вахтангова – просто прекрасный театр!

 

Ирина Борисова: Удачи Вам, Сергей!

 

 

Сергей Батаев: Спасибо. Хорошо поговорили…



Фотографии - из личного архива Сергея Батаева

Свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ № ФС77-72565 от 04 апреля 2018 г.

Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

 

Контакты

Учредитель: ООО "Редакция газеты "Мир и Личность"

Адрес: 115093, г. Москва, ул. Большая Серпуховская, дом 44

E-mail: press@zhiznvstileart.ru

Тел.: 8-916-246-70-84

Главный редактор: Чапленко Е.П.

 

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

При использовании материалов сайта ссылка на издание "Жизнь в стиле Арт" обязательна.

© Жизнь в стиле Арт - 2018-2021